Аспиранту на заметку

                               

  

+7 (495) 740-68-26   +7 (926) 875-77-27 

Помощь в написании диссертаций на заказ:

магистерской, кандидатской, Ph.D, докторской, статей ВАК, РИНЦ, Scopus, НИР, ВКР, монографии, автореферата.

Вы можете обратиться к специалистам Dissertat.ru в любое удобное для Вас время.

 

Классическое искусство славится своей гармонией, балансом и чувством пропорции. Варьируясь от жанра к жанру, в своей живописи и скульптуре классицизм всегда использует идеализированные пропорции и формы. Цвет всегда подчинен линии и композиции. С эстетической точки зрения классицизм стремится достичь гармоничного и созерцательного эффекта. Классическая архитектура строго регулируется математическими пропорциями.
Греческие мастера, например, использовали точные математические расчеты для определения высоты, ширины и других характеристик архитектурных элементов. Более того, эти пропорции будут слегка изменены - например, некоторые элементы (колонны, капители, базовая платформа) были сужены - для создания оптимального визуального эффекта. Величайшие представители классицизма включают следующее имена мирового уровня – архитекторы Донато Браманте и Андреа Палладио; живописцы Рафаэль, Жак-Луи Давид и Ж.Д. Энгр; скульпторы Микеланджело и Антонио Канова.
В древнем Риме граждан первого ранга называли classici – букв. образец, которому необходимо следовать. В искусстве произведение является «классическим» в том смысле, что оно также является моделью, которая заслуживает подражания. Французы использовали термин «классический» именно в значении модели для подражания в XVI веке, однако только в восемнадцатом столетии в Англии и Франции термин «классика» стал означать именно шедевры греческой и римской культуры.
Поскольку в то время классическое образование было признано единственно правильным обучением для цивилизованного человека (тезис, который подтверждает правильность подхода к классицизму в отечественном искусствоведении как к эстетическому выражению сути западноевропейской цивилизационной парадигмы в культуре и искусстве), такое расширение смысла не удивительно.
В истории искусства, как и в истории литературы, классицизм - это подход к материальному миру, основанный на подражании античности и в предположении набора ценностей, приписываемых древним. Сохраняющееся значение древней культуры во многих университетских дисциплинах, таких как право и администрация, эпиграфика и поэзия, в образовательной среде Западной Европы проявляется, по мнению исследователей, в слиянии двух смыслов слова «классический» в термине «классическая традиция», который обозначает сохранение и развитие набора ценностей классицизма в искусстве для грядущих поколений. Классицизм, таким образом, это не понятие, придуманное в двадцатом веке для объяснения истории искусства; напротив- классицизм гораздо более глубокая гуманистическая концепция, охватывающая не одно столетие.
Практически во всех исследованиях – отечественных и зарубежных – постоянно предпринимается попытка ответить на вопрос о причинах жизнеспособности классицизма по сравнению с другими направлениями в искусстве. Чувственная экзотика романтиков и бравурный барокко кажутся более приемлемыми, чем интеллектуальный контроль, который навязывает классицизм. Например, в своей работе Р. Зейтлер пишет: «Почему именно классическая традиция так долго живет в самых различных жанрах? Одна из причин, очевидно, заключается в том, какой культурой она питалась, но общая причина заключается в самой ее природе.
Поскольку классицизм избегал изучать индивидуального человека ради типичного, а сложного - ради простого, его продукты могли быть универсальными по своему характеру и посланию, а не привязаны к какому-либо конкретному периоду или стране».
Исследователь так иллюстрирует свою мысль: «учитывая очевидную связь с античностью, «Станца делла Сегнатура» Рафаэля значила для восемнадцатого века то же, что и для шестнадцатого».
По мнению других исследователей, длительная эстетическая традиция классицизма связана с тем, что «он был более понятен, чем вычурность маньеризма или экстаз барокко, потому что основывался не на эмоциях, а на разуме».
Как полагает часть исследователей, традиция классицизма начала разрушаться с политическими, социальными и художественными потрясениями девятнадцатого века, когда античность, подражание которой до сих пор считалось основой культуры, стала походить на «массу изношенных банальностей, сохранившихся в художественных паттернах и неспособных к адаптации в современном мире».
В бурном развитии капитала, научно-технической революции XIX века, революционных событиях века XX-го идеал классицизма утратил позиции в пользу реального - мира, каким он был, и человека в нем, - и рациональность и оптимизм классицизма уступили моральному нейтралитету или пессимизму, а также желанию, чтобы искусство связывало себя с конкретной повседневной реальностью. Таким образом, классицизм временно был вытеснен иными направлениями в искусстве, более индивидуалистическими и нацеленными на революционного опровержение шаблонов классицизма как способа «поиска новых форм».
В сущности, классическая традиция сохранилась до тех пор, развитие общества не переросло восхищение греко-римской цивилизацией. Горизонты девятнадцатого века, как географические, так и концептуальные, были гораздо шире, чем у любого предыдущего века; художники сталкивались с большим разнообразием разных цивилизаций, которые требовали внимания; Романтизм, а затем и реализм обеспечили почти полное разрушение классической традиции, основанной на классических универсальных формах, геометрически идеальных пропорциях, обобщающим отражением человека и его места в природе и мире. Западная цивилизация, к тому времени только одна из многих, стала рассматриваться как центр притяжения всего «цивилизованного», европоцентризм как целая система взглядов, индивидуализм и первые зачатки будущего «общества потребления», ориентированного не на идеального, а на конкретного человека-эгоцентрика, привели к естественному исчезновению параметров классицизма из мировоззрения деятелей западного искусства.
Как отмечает Р. Зейтлер, «в равной степени можно было бы принять классицизм как противоположность романтизма, и оба эти понятия - две концепции, между которыми непрерывно колеблется человеческий дух: порядок против беспорядка, разум против эмоции, здоровье против болезни, обобщение против индивидуальности, идеал против реальности». Такой тезис следует иметь в виду; он слишком общей, чтобы иметь практическую ценность, но он позволяет избежать опасности рассмотрения истории искусства как серии революций и контрреволюций.
Интерес к античности от эпохи Возрождения до XIX века был, по сути, не единственной прерогативой художников, работающих в рамках классической традиции, а особенностью почти всего искусства и архитектуры указанных столетий.
С эстетической точки зрения классицизм фокусируется на Идеальном Человеке, который, как отмечал Аристотель, своей «героической и божественной добродетелью»23 поднимает себя над уровнем обычных существ и является примером для них.
Такая концепция, существующая в эпоху Возрождения, вытекает из комплекса древних доктрин и взглядов на человека как на героя, как это было в античной литературе. Стоики, например, учили, что только человек, полностью владеющий своими чувствами, может достичь упорядоченной жизни и не быть побежденным Фортуной; они утверждали, что средством для достижения этой цели была сила разума. Неоплатонизм подчеркивал достоинство человека и его превосходство над общей природой и провозглашал синоптический взгляд на религию, который привел к возникновению пантеизма, хотя более позднее сравнение его идей с идеями христианства показало много точек соприкосновения.
Поэтому, в исследованиях, основанных на конкретных примерах, «Станса делла Сегнатура», украшенная фресками Рафаэля между 1508/9 и 1512 годами в Ватикане, считается зарубежными исследователями высшей точкой классицизма как в иконографии, так и в стиле. Стилистические характеристики, которые рассмотрены в британской энциклопедии истории искусств в разделе о Рафаэле написано буквально следующее: фрески «демонстрируют ту благородную простоту и спокойное величие, которые характерны для высших традиций идеала в классицизме Западной Европы, как в лучших произведениях древних».
При этом некоторые исследователи отмечают, что «иконография некоторых схем Микеланджело так же сложна, как обширен их предмет; памятник Юлию и часовня Медичи выражают неоплатонический взгляд на жизнь и смерть, который также пронизывает историю сотворения, падения и искупления человека в образах Сикстинской капеллы». И все же Рафаэль в «Стансе делла Сегнатура» «пытается сделать гораздо больше: как минимум – замкнуть в единую форму все стороны жизни человека на земле».
Жизнь человека изображается как поиск истины, а стены комнаты символизируют четыре основных способа ее достижения, а именно через богословие (диспут), красоту и искусство (парнас), разум (афинская школа) и Закон как канонический, так и гражданский. На своде, прямо над вершиной каждого люнета, олицетворяются эти идеалы, а между каждым из них, а следовательно, и каждым, смежным с двумя люнетами, находятся сцены Суда Соломона, Адама и Евы, Аполлона и Марсия и Астрономии. которые указывают некоторые из способов, которыми предметы больших люнетов связаны друг с другом. Например, между Парнасом и Диспутой находится Аполлон и Марсий, чтобы подчеркнуть опасность оспаривания божественной власти через искусство.
В то же время, между двумя сценами гражданского и канонического права и Афинской школой находится «Суд Соломона», указывающий на то, что мудрый царь должен действовать как философ и судья. Таким образом, «Станса делла Сегнатура», благодаря сопоставлению своих сцен, отображает схему жизни человека и его пребывания на земле. Рациональная Истина не противостоит Божественной Истине в смысле желания противостоять ей, равно как и Художественная Истина не противопоставлена Моральной Истине в том виде, как она предопределена Справедливостью. Скорее, все четыре элемента повторяют друг друга, и на самом деле, это связано с размещением конкретных фигур в каждой фреске. Основные фигуры Афинской школы, Платона и Аристотеля, один из которых представляет мистическое, а другой - рациональный подход к философии, расположены по обе стороны от центральной оси. Под каждой метафорической фигурой находятся ее апологеты: левая сторона сцены с Платоном примыкает к Парнасу, который сам показывает большинство древних поэтов на стороне, ближайшей к Афинской школе. С другой стороны, Аристотель, представляющий Разум, примыкает к Правосудию, где Моральная Истина достигается посредством применения разума, и, в частности, гражданского права; другая сторона этой фрески, с каноническим правом, примыкает к Диспуту.
Кроме того, пример Сегнатуры может многое рассказать нам о природе классицизма в архитектуре, поскольку эпос эпохи Возрождения подражает своим античным прототипам не просто из-за эстетических «красот» самого стиля, но потому, что стремиться создать подобную систему жизни и ценностей, а архитектура может отображать дух античности более очевидно, чем любой другой жанр искусства.
Например, в Афинской школе «высокая ясная мысль» Фридберга значительно усилена архитектурой, которая обеспечивает достоинство и монументальность, равные достоинствам фигур. Действительно, архитектура может передавать смысл как через свои абстрактные формальные качества, в данном случае стиль древнеримской базилики, так и, что более важно, через тот поток ассоциаций, которые архитектурная форма, такая как римский свод, может вызвать в сознании образованного человека.
В то же время здание, как картина или скульптура, может провозглашать интеллектуальную и социальную позицию покровителя; Альберти писал в своем трактате об архитектуре: «Давайте возводить великие здания, чтобы мы могли казаться великодушными и могущественными нашим потомкам».
В более широком смысле, как можно судить из исследований зарубежных и отечественных авторов, архитектура в классической традиции приобретает значение той римской античности, из которой вытекают ее формы. Эти формы могут быть описаны с использованием тех же самых общих эпитетов простоты, гармонии, ясности, регулярности и так далее, которые применяются к живописи и скульптуре.
Кроме того, мы увидим, что архитектурная теория хорошо послужила трактату Витрувия, который фактически кодифицировал правила для строительства различных типов зданий классическим способом. Как и в смежных отраслях искусства, пример античности должен был дать стимул к производству творческих произведений архитектуры, причем сразу неоспоримо оригинальной концепции, а также связь с классической традицией пропорциональности и универсальности форм.
В эстетическом отношении в классицизме важно подчеркнуть важность Идеи и глубоких знаний античности, благодаря которым Художник может постичь эту «Идеальную красоту», что позволит ему придать своим работам правильный и совершенный дизайн.
Классицизм имеет определенные основные черты в искусстве, как и в литературе. Центральное место в эстетики классицизма, таким образом, имеет идеал, отраженный как в форме, так и в содержании.
При этом, согласно классицизму всех периодов и жанров, красота, которая является одной из форм истины, должна зависеть от некоторой системы измерения и пропорции. Такой акцент на измерении, связанный с разумом, суммируется в витрувианской фигуре человека внутри круга и квадрата, который выражает совпадение между красотой, математикой и человеком. Для художника эпохи Возрождения человек в круге Бога является мерой всех вещей, и он управляет собой и своей жизнью, основываясь на разуме. Античное искусство, сосредоточенное на изображении благородного человеческого разума в идеальном теле, предоставляет убедительные модели для подражания в концепции классицизма.
Изображение идеала влечет за собой определенные формальные, а также интеллектуальные качества в творчестве классицистов. Ясность предмета должна быть подкреплена ясностью стиля, потому что посторонние детали и второстепенные формы умаляют точность и, следовательно, влияние смысла творения на сознание человека. Простота сочетается с преуменьшением,
«выражением самого себя, если не сказать больше», изображением человека, каким он должен быть, «возвышенным над всем локальным и случайным, очищенным от всего ненормального и эксцентричного, чтобы стать представителем высшего смысла».
Таким образом, искусство классицизма имеет высшую моральную цель- разотождествление с индивидуальным и мелочным и возвышение духа над суетой, воплощая идеал человека, а не его конкретное реальное существо с недостатками и пороками (эти параметры возникнут позднее, в реализме ХХ века).
Действительно, теоретики классицизма – и особенно в период Возрождения, основывая свои идеи на поэтичности и возвышенности идеала формы, создали теорию идеала, проводящую параллели между поэзией и художественной практикой в самых разных жанрах. Согласно классицистам, искусство – занятие интеллектуальное, так как художник, воплощающий в своем творчестве классический идеал, должен обладать глубоким знанием традиции греко-римской культуры, историческими знаниями в области развития религии и светских наук; должен ценить их значение, чтобы иметь возможность их убедительно «переводить» ценности классической культуры с помощью краски, камня или металла.
Поэтому, как пишет в свой работе немецкий исследователь Д. Голленсгофф, «художник должен быть достаточно умен, чтобы выбрать и спланировать предмет, отразить своих «героев» выразительным образом и указать на мораль истории»35. Такое соответствие идее искусства как безмолвной поэзии подразумевало соответствие также нисходящей шкале жанров в слегка измененном виде: в верхней части шкалы эпос мог быть переведен в историческую живопись, а затем вниз по шкале в бурлеск и буколику. Таким образом, ценность произведения искусства в некоторой степени зависела от типа предмета, который рассматривался художником, поскольку теоретикам классицизма было совершенно ясно, что отличительной чертой живописца, скульптора, архитектора была его способность изобразить героико-идеальную суть жизни человека в различных ситуациях.
Классицизм с эстетической точки зрения имел своей целью наставлять так же, как и восхищать, предлагая зрителю/слушателю высший вид искусства, что приближает классицизм к моральной философии: «... это не глаз, это ум, к которому стремится обратиться гениальный художник; он не потратит ни минуты на те более мелкие объекты, которые служат только для того, чтобы уловить смысл, разделить внимание и противодействовать его в разговоре с сердцем …».
Художники эпохи Возрождения, стремящиеся подражать человеческой природе не так, как было, а как следует, были вынуждены выбирать черты повседневного мира и возвышать их до идеала. Таким образом, «хорошие художники»-, как писал Г. П. Беллори в 1672 году, «подражая Создателю, также формируют в своем сознании пример превосходной красоты, и, созерцая ее, они исправляют природу безупречным цветом или линией37. «Рожденный от природы, мастер преодолевает свое происхождение и становится образцом искусства; измеренный компасом интеллекта, он становится мерой руки; и вдохновленный фантазией, он оживляет образ».
Как предполагает Д. Голленсгофф, именно великие произведения античности содержат ту идею, о которой он пишет. «Поэтому художники эпохи Возрождения рассматривали изучение антиквариата как способ заново взглянуть на человеческую природу, удобно одетую, как это было в подражающих художественных формах. Поэтому имитация антиквариата – или , более широко, образцов древности, - имеет решающее значение для классической традиции»39. Хороший художник будет стремиться опираться на работу признанного качества и, таким образом, конкурировать с самой
Античностью; такова была, действительно, самая высокая похвала, которую критик Ренессанса мог даровать современному ему искусству.
Сегодня нам трудно принять, что искусство может прогрессировать, постоянно оглядываясь назад, поскольку мы автоматически считаем, что большинство вещей, которым пятьдесят лет, устарели и не имеют отношения к современности. Подражание воспринимается как «вежливое слово» для копирования.
Однако, как отмечает большинство исследователей, богатство классической традиции происходит отчасти из-за разнообразия ее античных источников, которые преобразованы, а не скопированы художниками, столь же оригинальными, как и их предшественники. Кроме того, когда Вазари подразумевал, что искусство прогрессирует, он имел в виду от современного, а именно готики, искусство к стандартам и взглядам античности. Около двухсот лет спустя Винкельманн вынужден был объявить, что единственный путь для художника стать великим - подражать древним.
В контексте нашего исследования важно установить основополагающие принципы классицизма - а именно подражание античности, следование идеалу, типизация и мораль в самом широком смысле - в контексте цивилизации, которая породила классицизм древности.
Как было сказано в первом параграфе данной работы, со времени падения Римской империи в средние века Европа была пронизана влиянием античности. По крайней мере, в четырнадцатом веке уважение к достижению греко-римской античности было всеобщим, и ее пример рассматривался как способ, посредством которого сама цивилизация может возродиться после периода «темных веков»42. Не только искусство, но литература, право, философия, риторика и другие дисциплины должны были быть преобразованы.
Стилистические последствия участия классицизма в античном искусстве были обширными. Качества ясности, простоты, гармонии и преуменьшения индивидуальности, связанные с подражанием древним, произвели монументальное величие, более убедительное, чем мистическая строгость готических форм. Пример античности побудил художников эпохи Возрождения с использованием геометрии попытаться в своем искусстве воспроизвести саму реальность.
Художники Возрождения начали подражать классическому искусству в форме, симметрии, равновесии и общем чувстве упорядоченности пространства в произведении. Ведущие художники ренессансного классицизма включают Микеланджело, Рафаэля и Караваджо. Классические идеалы были особенно выражены в эпоху Возрождения в скульптуре, графике и живописи.
В течение шестнадцатого и семнадцатого веков классицизм рассматривался более формально и был наделен большим чувством художественной дисциплины. Например, в художественных и музыкальных учреждениях была разработана педагогика для разъяснения идеалов классицизма. В то время как порядок и элегантность были все еще отличительными чертами произведений, вдохновленных классической атмосферой, произведения этого периода отличались предсказуемостью замысла благодаря следования идее типизации и подражания образцу (произведения времени правления Людовика XIV во Франции особенно символизирует классицизм во второй половине этого периода).
В течение восемнадцатого века и его эпохи Просвещения классицизм стал важным компонентом формального образования. Основные идеалы этого периода, такие как свобода и демократия, коренятся в древности, особенно в демократическом управлении в Афинах, Греция. Классицизм породил неоклассицизм в искусстве, который сделал больший акцент на западные образцы признанных классических произведений. Термины, хотя и используются взаимозаменяемо, относятся к определенным векам, но оба движения представляют художественное влияние Древней Греции и Рима. Классицизм также оказал влияние на искусство девятнадцатого и двадцатого веков. В то время как произведения классицизма представляют характеристики порядка и баланса, они также часто воплощают классический предмет.
Таким образом, можно сделать вывод о том, что классицизм как художественно-эстетическое направление представляет собой единый комплекс разнообразных образцов подражания идеалам античности, трансформируясь к началу XIX века в «искусство разума», которое впитало в себя также и новые христианские доктрины. Основную ценность в классицизме представляла идея идеала и возвышенной морали, выражающей те ценности в форме и сути искусства, к которым нужно постоянно стремиться.

         

 

X